Frankenstein on probation

Trip Start Sep 05, 2012
1
9
12
Trip End Sep 21, 2012


Loading Map
Map your own trip!
Map Options
Show trip route
Hide lines
shadow

Flag of Macedonia  , Negotino,
Sunday, September 16, 2012

Я не смог отказать себе в любопытстве заночевать в Villa Dihovo, так упорно разрекламированном гестхаузе в горной деревушке под Bitola, знаменитом тем, что ты платишь за ночлег и за ужин в нем ровно столько, сколько захочешь сам (кроме фиксированной цены за домашнее вино). Хозяин оказался доброй душой и так и подносил нам водянистое домашнее пойло, не забывая напоминать, что бутылка стоит 8 евро. Гестхауз был забит иностранцами, включая казахов, немецких дипломатов и т.д., и у меня невольно возник вопрос, зачем ехать в настолько забытые богом места, если в итоге все равно оказываешься с иностранцами. Нет-нет, конечно же, вдумчивый путешественник должен понимать, что в общем и целом нужно стараться не пользоваться услугами мест, упомянутых в брендовых путеводителях. Я дал маху и укорял себя за этот выбор.

Ну, естественно, схема заплати, сколько решишь сам вылилась в то, что я заплатил в три раза больше, чем платил в предыдущие дни. Но жаловаться я не стал, ведь это дождливое утро я начал со стакана свежего виноградного сока - из винограда, собранного хозяином лишь вчера. В общем-то, если вдуматься, это восхитительно.

Я направился в сторону Тиквеша, попутно делая небольшие остановки в невразумительных городках, типа Прилеп и Битола (я не знаю, есть ли какая-то закономерность в том, что названия всех македонских городов состоят из шести букв). Нет, конечно же, Македония – это природа, и только природа. Города и деревни просто-напросто жалки и уродливы, и делать в них абсолютно нечего.

С другой стороны, лишь малая часть природы легко доступна по причине ужасающих дорог. Например, я в первые дни проклинал хаос на дорогах между Скопье и Охридом. А вот в районе Мариово этот хаос исчез. Он исчез, потому что исчезли дороги. В самом деле, пару раз сегодня было очень трогательно, когда ехал я километров 20 (лишь интуитивно полагая, что еду в правильном направлении, ведь знаки отсутствуют), и вдруг дорога просто-напросто кончалась. То есть, у меня возникал вопрос, зачем эта дорога вообще существует, если она вдруг кончается, и не в какой-то деревне, а буквально in the middle of nowhere. Но в Македонии не все вещи являются логичными (например, если в ресторане на столике стоит табличка зарезервировано, это вовсе не значит, что стол и правда зарезервирован: официант скажет не обращай внимание, садись и убери к чертям эту табличку). Ну это к слову.

Тем не менее, природа грандиозна. Не то, чтобы она являлась для меня откровением. Но вряд ли Македония будет откровением для кого-либо в принципе, хотя бы потому, что ни у одного путешественника эта загадочная страна не будет первой в списке посещенных – перед тем, как захотеть открывать такую экзотику, путешественник наверняка объездит более попсовые страны Европы, и конечно же увидит ничуть не менее впечатляющие горы, озера, реки, виноградники. Короче, это не откровение. Но это красиво. Я удивляюсь не тому, насколько это красиво, а тому, что такая красота существует в совершенно неожиданных местах.

И это не испорчено. Лично меня в этой стране привлекает именно то, что путешествие здесь включает в себя момент открытия. Изумительные вещи подчас находятся в абсолютнейшей глуши, и натыкаешься на них совершенно случайно. Проторенного маршрута в Македонии нет и не может быть, надо просто быть готовым ехать туда, куда поведет сердце.

У меня просто пела душа, когда я наткнулся на десятки километров яблочных рощ, увешанных огромными спелыми красными красавцами-яблоками, когда я обедал в полу-заброшенном ресторанчике прямо на самом берегу озера Prespa, когда я десятки раз открывал для себя изумительные старинные церкви с ошеломительными фресками… Это квинтэссенция путешествия – когда ты находишь вот такую церквушку, со скрипом открываешь дверь, крохотным выключателем на стене (как у себя дома, на кухне) включаешь свет, сдуваешь пыль с икон… Чудеса. Правда, чаще всего такие церкви оказываются закрытыми. Тогда надо либо довольствоваться экстерьером, либо искать в деревне старика-ключника. (Хотя вот вчера я видел мудаков-туристов, взламывающих дверь одной такой церкви… Страшно представить себе, сколько сотен лет этой бедной старой двери. Но я уверен, что она не поддалась.)

Ладно, я отвлекся. Просто македонские эмоции переполняют. Так вот, сегодня в Мариово – там, где несколько раз изумительным образом кончалась дорога – я проезжал сквозь удивительные деревни. В деревне под названием Могила я встретил самых настоящих зомби, двигающихся как в замедленной съемке, потом мне пятнадцать минут дорогу переходили черные овцы, потом шли бесконечные арбузные поля, люди с топором появлялись в зеркале заднего вида. Эх, забытый уголок Европы… Для знакомства с тобой нужны терпение и джип.

Когда после нескольких безуспешных попыток освоить бездорожье моя машина перестала быть белой, я сказал Мариово насвиденье и отправился в виноградники. Я остановился в городке Неготино. Как и в любом другом населенном пункте Македонии в первую очередь мне бросаются в глаза мужчины в спортивных костюмах. Это просто наваждение. Оказалось, что я не могу воспринимать ничего из окружающего меня, если мужчины носят спортивные костюмы. Они везде. Их сотни. Я немножко потусовался в городе (мужчины в спортивных костюмах кучковались вокруг спортбаров по приему ставок), потом нашел жилье в монастыре св. Георгия в нескольких километрах на горе (10 евро за белоснежную комнату), и отправился в winery, которая согласно надежным источникам должна находиться в Dolni Disan. Вдоволь поездив туда-сюда и не найдя никакой winery, я обратился к местным. (Местные были в спортивных костюмах). Те сказали, что winery где-то в нескольких километрах вверх на холме. Я спросил, есть ли где-нибудь хоть один указатель, и мне ответили, что ни одного указателя нет, и в этом проблема этой winery – никто толком не знает, где она. Так что же мне делать?, - спросил я. Ну, искать winery смысла нет, никто ее еще не находил, поэтому заходи в наш бар в клубе пенсионеров, у нас там как раз детский праздник, выпьешь кофе. Милых, приветливых мужчин в спортивных костюмах вокруг меня становилось все больше. Я всегда боялся оксиморонов.

Я спустился назад в Неготино и нашел единственную харчевню, в которой не было мужчин в спортивных костюмах. Правда, там не было вообще никого. Дверь была открыта, работал телевизор. Я взял бутылочку, и посмотрел программу, в которой Уго Эхиогу и Мэтт ле Тисье анализировали матч Астон Вилла – Ливерпуль, сыгранный 6 августа 1993 года. Никто так и не пришел. Я выключил телевизор, оставил на столе 100 динаров и закрыл дверь.

Я приехал в свой монастырь. Монах (единственный мужчина Македонии, одетый не в спортивный костюм) сказал мне, что он как раз делает ставку на матч Крылья Советов - Зенит.

Хер знает что.
Report as Spam

Use this image in your site

Copy and paste this html: